Стихи Бальмонта


О, женщина, дитя, привыкшее играть…

О, женщина, дитя, привыкшее играть
И взором нежных глаз, и лаской поцелуя,
Я должен бы тебя всем сердцем презирать,
А я тебя люблю, волнуясь и тоскуя!
Люблю и рвусь к тебе, прощаю и люблю,
Живу одной тобой в моих терзаньях страстных,
Для прихоти твоей я душу погублю,
Все, все возьми себе — за взгляд очей прекрасных,
За слово лживое, что истины нежней,
За сладкую тоску восторженных мучений!
Ты, море странных снов, и звуков, и огней!
Ты, друг и вечный враг! Злой дух и добрый гений!

До последнего дня 

Но целую жизнь, до последнего дня,
О друг мой, ты будешь моей.

Я знаю, что новые страсти придут,
С другим ты забудешься вновь.
Но в памяти прежние образы ждут,
И старая тлеет любовь.

И будет мучительно-сладостный миг:
В лучах отлетевшего дня,
С другим заглянувши в бессмертный родник,
Ты вздрогнешь — и вспомнишь меня.

Поздно

Было поздно в наших думах.
Пела полночь с дальних башен.
Темный сон домов угрюмых
Был таинственен и страшен.

Было тягостно-обидно.
Даль небес была беззвездна.
Было слишком очевидно,
Что любить, любить нам — поздно.

Мы не поняли начала
Наших снов и песнопений.
И созвучье отзвучало
Без блаженных исступлений.

И на улицах угрюмых
Было скучно и морозно.
Било полночь в наших думах
Было поздно, поздно, поздно.

Беатриче 

Я полюбил тебя, лишь увидал впервые.
Я помню, шел кругом ничтожный разговор,
Молчала только ты, и речи огневые,
Безмолвные слова мне посылал твой взор.

За днями гасли дни. Уж год прошел с тех пор.
И снова шлет весна лучи свои живые,
Цветы одели вновь причудливый убор.
А я? Я все люблю, как прежде, как впервые.

И ты по-прежнему безмолвна и грустна,
Лишь взор твой искрится и говорит порою.
Не так ли иногда владычица-луна

Свой лучезарный лик скрывает за горою, —
Но и за гранью скал, склонив свое чело,
Из тесной темноты она горит светло.

Она отдалась без упрека… 

Она отдалась без упрека,
Она целовалась без слов.
— Как темное море глубоко,
Как дышат края облаков!

Она не твердила:»Не надо»,
Обетов она не ждала.
— Как сладостно дышит прохлада,
Как тает вечерняя мгла!

Она не страшилась возмездья,
Она не боялась утрат.
— Как сказочно светят созвездья,
Как звезды бессмертно горят!

Я люблю тебя … 

Я люблю тебя больше, чем Море, и Небо, и Пение,
Я люблю тебя дольше, чем дней мне дано на земле.
Ты одна мне горишь, как звезда в тишине отдаления,
Ты корабль, что не тонет ни в снах, ни в волнах, ни во мгле.

Я тебя полюбил неожиданно, сразу, нечаянно,
Я тебя увидал — как слепой вдруг расширит глаза
И, прозрев, поразится, что в мире изваянность спаяна,
Что избыточно вниз, в изумруд, излилась бирюза.

Помню. Книгу раскрыв, ты чуть-чуть шелестела страницами.
Я спросил: «Хорошо, что в душе преломляется лед?»
Ты блеснула ко мне, вмиг узревшими дали, зеницами.
И люблю — и любовь — о любви — для любимой — поет.

Нет дня, чтоб я не думал о тебе… 

Нет дня, чтоб я не думал о тебе,
Нет часа, чтоб тебя я не желал.
Проклятие невидящей судьбе,
Мудрец сказал, что мир постыдно мал.

Постыдно мал и тесен для мечты,
И все же ты далеко от меня.
О, боль моя! Желанна мне лишь ты,
Я жажду новой боли и огня!

Люблю тебя капризною мечтой,
Люблю тебя всей силою души,
Люблю тебя всей кровью молодой,
Люблю тебя, люблю тебя, спеши!

АНИТА 

Я был желанен ей. Она меня влекла,
Испанка стройная с горящими глазами.
Далеким заревом жила ночная мгла,
Любовь невнятными шептала голосами.
Созвучьем слов своих она меня зажгла,
Испанка смуглая с глубокими глазами.

Альков раздвинулся воздушно-кружевной.
Она не стала мне шептать: «Пусти… Не надо.
Не деве Севера, не нимфе ледяной
Твердил я вкрадчиво: «Anita! Adorada!»*
Тигрица жадная дрожала предо мной,—
И кроме глаз ее мне ничего не надо.

Я ласкал ее долго, ласкал до утра 

Я ласкал ее долго, ласкал до утра,
Целовал ее губы и плечи.
И она наконец прошептала: «Пора!
Мой желанный, прощай же — до встречи».

И часы пронеслись. Я стоял у волны.
В ней качалась русалка нагая.
Но не бледная дева вчерашней луны,
Но не та, но не та, а другая.

И ее оттолкнув, я упал на песок,
А русалка, со смехом во взоре,
Вдруг запела: «Простор полноводный глубок.
Много дев, много раковин в море.

Тот, кто слышал напев первозданной волны,
Вечно полон мечтаний безбрежных.
Мы — с глубокого дна, и у той глубины
Много дев, много раковин нежных».

 

СВЕЖЕЕ НА ПОРТАЛЕ
Киев на высоте — благотворительная экскурсия на крышу Gulliver!

Присоединяйтесь к благотворительной акции от Gulliver, Интересного Киева и фонда «Таблеточки», купив ...

Київ на висоті — благодійна екскурсія на дах Gulliver!

Долучайтеся до благодійної акції від Gulliver, Інтересного Києва та фонду «Таблеточки», придбавши ...

Виниловые пластинки: от истоков до наших дней

Один из первых носителей звуковой информации - это виниловые пластинки. Давайте вспомним ...

Выбираем телевизор 4К для дома. Полезные советы

Предлагаем вам ряд общих рекомендаций, которые позволят выбрать телевизор 4к для дома ...

Выбираем мягкую мебель для гостиной: советы для вашего интерьера

На сегодняшний день все больше людей выбирают мягкую мебель в интернет-магазине. На ...

Обзор лучших геймерских наушников 2021 года

Каждый заядлый геймер знает, как важны качественные и надежные игровые наушники. С ...

Как выбрать качественный виски: полезные советы

Решив выбрать виски, не спешите с покупкой, а для начала разберитесь как ...

Ролеты в спальне — залог хорошего отдыха

Правильно подобранные ролеты ночью спасут от слепящих городских огней, а днем - ...

Місто відьом. Екскурсія містичним Києвом

Запрошуємо вас на екскурсію про магію та відьмацтво. Ви дізнаєтеся, де у ...

Город ведьм. Экскурсия мистическим Киевом

Приглашаем вас на экскурсию о магии и ведьмацтве. Вы узнаете, где в ...

Розробка сайту:

веб-студія Simplify

Просування і розвиток:

діджитал агенція Контент-Маркетинг